Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 22 июля 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930






ЗНАМЕНСКАЯ РУБРИКА



Газета "Петровка, 38"
Вопрос: СВЕРШИЛОСЬ! ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Ответ: Прошли дни Великого поста. Прошли и мы всеми путями мироздания от первого дня творения до славного Воскресения Господа нашего Иисуса Христа.
Как же в столь короткий отрезок времени вместить бесконечность? Разве могут быстротекущие сорок дней объять необъятное?
Да, могут. Православным, по великой милости Божией даруется это мгновенье – мгновенье сорока дней Великого поста. «Если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется» (2Кор. 4.16). Мгновение обновления, мгновение осенения, мгновения горения, в коем огнем покаяния попаляются наши грехи и страсти, и возгорается дремлющий в человеке образ Божий.
Откроем святое Евангелие – искушение Христа в пустыне (Мф. 4.1:10) – всего одна страничка – и перед нами «причина, и цель, и конец». Причина всех войн, восстаний, революций; всех потрясений, всех катаклизмов, как в масштабах одного человека, так и в масштабах Вселенной. И не только вскрытие причин, но и глубокий анализ происходящего; и не только анализ, но и указание путей выхода.
Нагорная проповедь (Мф. 5.1-7.29) – семь небольших страниц. Положим эти страницы на чашу весов, а на соседнюю чашу – всю многовековую мудрость. И свидетелями поразительной метаморфозы станем мы: многотонная книжная гора на наших глазах превращается в крыло мухи.
И боговдохновенное слово Святых Отцов открывает нам врата вечности. «Тайна воплощения Слова заключает в себе значение всех символов и тайн Писания, сокрытый смысл всякого творения чувственного и сверхчувственного. Но тот, кто познает тайну креста и гроба, познает также существенный смысл всех вещей. Наконец, тот, кто проникает еще глубже и будет посвящен в тайну Воскресения, познает конечную цель, ради которой Бог создал все вещи изначала». (Св. Максим. Цит. По В.Л. Лосскому, «Богословские труды», 1972 г.)
«Тайна воплощения Слова…» «И Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как единородного от Отца» (Ин. 1.14).
Протоиерей И. Бухарев в «Толковании на Евангелие от Иоанна» раскрывает смысл евангельских слов: «Слово, будучи Богом от века, стало Богочеловеком во времени, и потому, имеет два естества – Божественное и человеческое». «Абсолютная полнота бытия, - развивает приведенную выше мысль русский философ В. Эрн (1882-1917 гг.) – Божество, сходит на землю, принимает зрак раба, вочеловечивается, и этим человечество выводится на новую высшую и абсолютную ступень бытия. Тленное пронизывается Вечностью, человеческое – обожествляется. Законы мира сего, весь природный строй побеждается, и в освобождении от них, в новой земле Царствия Божия человек обретает истинную свободу свою. Всему, что здесь совершается, ставится абсолютная и достижимая цель». (В. Эрн «Идея катастрофического прогресса»). Таким образом, мы видим, что истинное содержание прогресса заключается не в движении вперед, в некую дурную, по выражению Гегеля, бесконечность, а только – движение вверх, устремление к небесному, где обитает вся полнота бытия.
По словам святых Иринея Лионского и Афанасия Великого «Бог станет человеком для того, чтобы человек мог стать богом», стать богом по благодати.
«Ибо высоко достоинство человека, - восклицает преподобный Макарий Египетский, - Смотри, каково небо, Земля, Солнце и Луна: и не в них благоволил упокоиться Господь, а только в человеке. Поэтому человек драгоценнее всех тварей, даже, осмелюсь сказать, не только видимых, но и невидимых тварей, то есть служебных духов. Посему рассмотри свое достоинство, как драгоценен ты; выше ангелов поставил тебя Бог» («Беседа 15»).
О, сколь неисчерпаемая глубина, сколь беспредельная высота, человеческими помыслами недосягаемая, сколь безграничная ответственность возлагается на человека в этих двух словах – «быть человеком»!
Человек! Как достойно ты несешь высокое имя свое? Даровал тебе Бог бесценное сокровище – свободную волю. Как ты распорядился даром сим – обратил на служение ближним, на служение Отечеству своему, или же растоптал, предал, осквернил дарованный тебе образ Божий?
Конечно, слова эти обретают смысл только в том случае, если мы глубоко убеждены, что человек – высшее творение Божие, что сотворен он по образу и подобию Божьему, чтобы, будучи достойным гражданином Отечества земного, соделаться достойным гражданином Отечества небесного. Если же мы полагаем, что происходим от обезьяны, то все эти разговоры бессмысленны; тогда все допустимо, все возможно, все позволительно; тогда оправданы все самые низменные животные инстинкты; тогда все определяющие человека качества: сознание, самосознающая творческая воля, личный разум, свобода выбора, дар речи – превращаются в бессмысленную абстрактную неопределенность, и океан пустоты бесследно поглощает человека в глубинах своих.
Если нет личного Бога, то и нет личной ответственности; нет личной ответственности – нет личного греха; нет личного греха – нет границы, отделяющей добро от зла. Тогда мы вынуждены согласиться с выводом Ф.М. Достоевского: «Если Бога нет – то все дозволено».
Страданием и смертью на кресте Иисус Христос не только искупил грехи наши, но победил самую смерть – воскрес из мертвых.
Из орудия позорной смерти крест становится «хранителем всея Вселенной», становится орудием победы над грехом и смертью. Сын Божий освятил Крест Своей пречистой Кровью, и тем самым все извечные понятия: жизнь, смысл жизни, истина, счастье, добро и зло, любовь и страдания, назначение человека – получают звучание законченное и совершенное. Все жизненные ориентиры приобретают вектор диаметрально противоположный: «Ибо что высоко у людей, то мерзость перед Богом» (Лк. 6.15). «Ибо кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится» (Мф. 23.12). «Так будут последние первыми, и первые последними» (Мф. 20.16).
«Поклоняйтесь образу Креста Господня, - учит св. Григорий Палама, - потому что он есть знамение победы Христовой над диаволом и над всем полчищем сопротивных сил, почему они трепещут и бегут, когда видят его изображаемым… («Сила крестного знамения», 1996 г.)
Заканчивается земная жизнь человека. Сырая земля скрывает на веки целую вселенную, вместе с человеком рожденную, и, под похоронный плач сердца, колесо времени останавливает ход свой.
Но... «Где твое, смерте, жало; где твоя, аде, победа; Вокресе Христос, и ты низверглся еси. Воскресе Христос, и радуются ангели. Воскресе Христос, и жизнь жительствует, Воскресе Христос, и мертвый ни един во гробе». (Ин. Златоуст).
Ход времени полнится звуками вечности, и музыка небесных сфер возносит душу в новые обители.
И открывается тайна гроба, тайна смерти.
Мы знаем, что жизнь имеет смысл только в созидании. А смерть есть разрушение, разложение, гниение. Если столь плачевный финал венчает дорогу жизни, то в чем же тогда заключается смысл смерти? В чем же тогда заключается смысл и самой жизни? Если смерть лишена смысла, то и весь путь, к ней ведущий, также не имеет никакого смысла. И человек превращается в горстку праха, гонимую по дорогам истории.
«Родовое бессмертие», т.е. жизнь в потомках, жизнь в вещах, в творениях; добрые дела, помощь ближним. Но мы и не думаем отрицать земную, материальную составляющую. Но, если посмотреть правде в глаза, то это уже не горстка, а целая гора праха.
Ведь осел может трудиться куда более человека, но человеком почему-то не становится. Да и кошка куда плодовитее, чем человек, но кошкой так и остается. С животных тварей спроса нет. Но, человек? Конечно, он может погрузиться в мир иллюзий, самообольщения, самообмана; в мир призрачной майи, обманчивой реальности – но в океане вечности и эта жизнь бесследно растворяется крошечной каплей, и это человек также остается банкротом пред лицом смерти. Все успехи, все достижения науки – лишь только попытка присовокупить к бесконечности очередную единицу. Смерть так и является неизлечимой болезнью, жало ее неизбежно пронзит и самое крепкое тело.
Последний день уносится навек,
Он слезы льет, он требует участья,
Но поздно понял важный человек,
Что создал в жизни ложный образ счастья.
(Н. Рубцов)
И одна вспышка сознанья, осветившая угасающий рассудок, сжигает все здание, которое строилось долгие годы.
Хотим мы того или не хотим, но вынуждены признать, что пропасть забвения поглотит и наше имя, и все наши добрые дела. Да и служение только материальному миру есть ничто иное, как идолослужение, есть самое откровенное язычество.
Хотим мы того или не хотим, но вынуждены признать, что смерть является главным законом жизни, потому что именно смерть владычествует над жизнью, именно смерть является единственной реальностью, единственной необходимостью в этой жизни.
Все слова о свободе не более, чем «приманка ласковых речей», дымовая завеса, скрывающая от человека жестокую реальность – неизбежность смерти. Да и имеет ли право человек говорить о свободе, если он сам является заложником смерти, если он сам является рабом времени. Смерть всегда приходит против воли человека. Смерть всегда насильственна. С момента рождения человек становится заложником смерти.
Все человеческое существо восстает, вопиет против подобной несправедливости, пытается разорвать сковывающие его узы. Но, увы, жестокая реальность с каждым годом все более и более связывает человека.
Только победа над смертью, только победа над временем могут сделать человека истинно свободным. Тогда и все наши земные дела наполнятся глубоким смыслом, ибо воспринимаются как необходимое звено цепи, ведущей в жизнь вечную. Любая поломка, любой разрыв цепи – это наш грех – может и всю цепь привести в бездействие.
Срывается покров мира иллюзорного, безусловная реальность пронизывает каждый момент жизни земной; каждый момент понимается как переживание вечности.
И всепобеждающая сила, сила, сокрушающая все тупики земной безысходности, звучит в словах прп. Иустина (Поповича) (1874-1979 гг.): «Но то, что невозможно человеку оказалось возможным Богочеловеку. Да, Богочеловек победил смерть. Чем? Воскресением своим. И этою победою решил проклятую проблему смерти; решил не теоретически, не абстрактно, не априорно, а самим событием, фактом, историческим фактом Воскресения Своего из мертвых… Воскресение Христово – это переворот, первый переворот в истории человечества. Оно разделило историю на две части: в первой правил девиз «смерть - необходимость», в другой – «воскресение – необходимость». Воскресение Христово – водораздел человеческой истории: до него истинный прогресс был невозможен – с Него он становится возможным.
Своим Воскресением Господь Иисус осмыслил тело, осмыслил материю, осмыслил дух. Его Воскресением впервые окончательно и славно решена страшная проблема смерти…»
«И познается конечная цель, ради которой Бог создал все вещи изначала» (Св. Максим).
Идеал дан, но как же реализовать его в рамках земного миропонимания? Апостол Петр отвечает: «Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Пет. 2.21). Что значит идти по следам Его?
На заре нашей эры Господь наш Иисус Христос Своей пречистой Кровью искупил все грехи наши. И сегодня, каждый день он являет нам безграничность любви Своей.
Льется свет Божественной Литургии. Отверзаются врата «Царства Божия, пришедшего в силе». Здесь властвует вечность, здесь останавливается время, здесь материя, время и Дух сливаются воедино; и для нас совершается Его Тайная Вечеря: «Тело Христово примите, Источника безсмертного вкусите».
Что главное на этом пути? И в эти великие святые дни Пасхи, ровно, как и во все дни жизни нашей, помнить одно: все мы искуплены Его пречистой Кровью. Отсюда - назначение человека, которое Святые Отцы определяют двумя словами: человек – это олицетворенный долг.

Алтарник Знаменского храма,
к.т.н. Игорь Наумов.













        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet