Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 19 октября 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829






24.11.2013

В честь Михаила Архангела.


- О! У фас в России отшень активни молодешь! – Юсси Ниемеляйнен, шеф московского представительства  крупнейшей газеты Финляндии «Хельсингин Сангомат», говорит об увиденном весьма уважительно и даже с нотками удивления. Хотя картина, которая разворачивается перед ним, и в самом деле впечатляет. Настоятель храма св. великомученика Никиты игумен Амвросий (Шевчук) служит молебен, а перед ним выстроились почти две сотни юношей и девушек в камуфляжной форме. Возраст самый разнокалиберный – студенты, старшеклассники, есть и совсем юные воины лет десяти-двенадцати. Отдельно стоят команды инструкторов: офицеры, спецназовцы, многие с опытом «горячих точек».  Так начинается четвертая, ставшая уже традиционной военно-тактическая игра в честь св. Архистратига Михаила…

                Идея была в общем-то простой. Конец ноября – самая отвратительная погода. Холод, грязь, дожди, заморозки, иногда снег (а еще хуже снег с дождем). Но как раз в таких условиях наши предки сражались под Москвой, под Сталинградом, освобождали Киев, брали Будапешт. Вот и возникла мысль предоставить ребятам хоть в некоторой степени соприкоснуться с той атмосферой, с теми трудностями, которые преодолевали наши предки, почувствовать их на себе.

Просмотреть изображение   Просмотреть изображение   Просмотреть изображение

             Кстати, в советское время существовал неплохой опыт начальной военной подготовки, организовывались массовые игры «Зарница». Помнится, «Пионерская правда» публиковала методические разработки, чертежи для изготовления макетов оружия, выкройки маскхалатов. Активно помогали партийные и комсомольские органы, структуры администрации, задействовались воинские части. Игры-то получались действительно интересными, масштабными. К сожалению, все это кануло в лету. Да и активностью нашей молодежи, упомянутой Юсси, обольщаться не стоит. Может, по сравнению с Финляндией и впрямь «отшень активно». Но ведь это капля в море…

                Сколько молодых людей намертво утопают в зловонных трясинах интернета, фактически вычеркивая себя из реальной жизни? Или выплескивают собственную «активность» в пивную блевотину, агрессию, свальные блудилища? Направить юную энергию в полезное и контролируемое русло (и даже в какой-то мере компенсировать разваленную систему воинской подготовки) помогают военно-спортивные, военно-патриотические, казачьи клубы. Но их, к сожалению, слишком мало. Они разрознены, действуют поодиночке, кто во что горазд. О финансировании лучше деликатно умолчать. Точнее, средства выделяются немалые, но… дальше-то и начинается деликатное молчание, куда они деваются. А реальная жизнь подобных клубов чаще всего сводится к соревнованиям. Поехать в одно место, другое, третье. Показать строевую, разборку-сборку автомата, привезти дипломы и кубки для школьного, районного, городского начальства. Глядишь отстегнет денег на следующие такие же поездки…

Просмотреть изображение   Просмотреть изображение

                Наша учебная команда «НП по содействию возрождению казачества» пошла по иному пути. Не гоняться за местами и призами, не разделять ребят, а объединять. В сентябре, в мае и в июне, у нас устраиваются учебные сборы, участники могут усовершенствовать навыки в тех или иных военно-прикладных дисциплинах. Ну а большие военно-тактические игры – подобие экзамена. Возможность применить полученные знания, проверить самого себя на прочность. Разницы мы не делаем, приглашаем всех желающих – казачьи, не казачьи организации, какая разница? Главное, чтобы они помогали воспитывать настоящих русских людей.

                В 2009 г., когда впервые возникла идея ноябрьской игры, мы обратились к настоятелю Никитского храма в деревне Бывалино Павлово-Посадского района. Обратились не случайно, игумен Амвросий всегда готов поддержать плодотворные начинания по работе с молодежью. Вместе обсудили сценарий, и о.Амвросий благословил проводить игру на базе летнего лагеря «Никита» при своем храме. А по времени ее приурочили к празднику покровителя воинов – Собору Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. По изначальным задумкам лагерь «Никита» изображал собой брошенный населенный пункт в зоне боевых действий – деревянные домики, заборчики, кухня, столовая. Одна сторона должна сутки удерживать его, вторая – овладеть им.

                В первой игре участвовали три команды, 37 человек. Промокли, промерзли, но… разъезжались в восторженном настроении, увозили самые радужные отзывы. В дальнейшем количество участников росло. Совершенствовался и уровень подготовки, организации. В нынешнем году сотник Роман Корчагин, атаман хутора «Алексеевский», высказал предложение – старая схема с обороной населенного пункта уже приедается. Что ж, организаторы согласились с его мнением, сценарий разработали новый.

                Кроме того, прошлые игры велись чисто тактически. Участники вооружались макетами автоматов и винтовок (или незаряженным стрэйкбольным оружием, пневматиками), боевые столкновения обозначались условно, а посредники определяли, кто выиграл в той или иной ситуации, какие потери понесли обе стороны. Финансирования у нас как не было, так и нет, но на этот раз ассоциация военно-патриотических клубов «Резерв» смогла найти спонсоров, выделивших необходимые средства. У нас появилась возможность обеспечить участников оборудованием для лазертага. То есть, в любой стычке попадания будут фиксироваться уже объективно.

                И вот остались позади многочисленные переписки, перезвонки, совещания. В лагере «Никита» собралось 14 команд из Москвы, Щелково, Павловского Посада, Электрогорска, Электроуглей, Монино, Гребнево, Анискино, Бывалино. О. Амвросий благословляет нас, и строй разделяется на два. «Синими» будут руководить сотник Корчагин со своими казаками из хутора «Алексеевский», инструкторы ассоциации «Стратилат». Их бойцы получают лазертаговские «стволы», и длинная колонна удаляется в восточном направлении. Им предстоит оборудовать полевой лагерь за 3 км от Бывалино, и в течение суток провести на основную базу восемь «особо важных лиц». Провести по одному, в сопровождении воинских конвоев.

                Следующими получают оружие «зеленые» под началом Василия Минчика и его инструкторов из «Резерва». Их задача – встать лагерем где-нибудь западнее Бывалино,  перекрыть подступы к базе заставами и засадами, «уничтожить» конвои, перехватить сопровождаемые «персоны». Выстраивается вторая колонна, выступает на исходные позиции. Даю зеленую ракету. Игра началась…

                Поначалу все тихо, и на базе мы остаемся втроем. Я, как руководитель игры, врач Филипп Евдокимов и посредник Александр Шевченко. Обе стороны прощупывают друг друга, высылают разведку. Лишь через пару часов появляется юноша из «Стратилата» - датчики на головной повязке мигают красными лампочками, указывая, что владельца подстрелили. Шевченко записывает его в специальный журнал – по условиям игры «убитые» должны провести на базе час, после чего их оборудование «реанимируют», и они могут возвращаться в строй.

                Вскоре обозначаются и «потери» иного рода. Гимназистка из Анискино Варя Стаховская открывает «купальный сезон». В разведке соскользнула с мокрого берега и окунулась в Дрезну. Речка-то мелкая, но на дворе ноябрь. Однако руководитель гимназической команды «Ковчег», подполковник Очеретний, успокаивает – помощь не нужна. Девушку быстро переодели, обсушили у костра, напоили горячим чаем. Еще один «купальщик» приходит на базу, разведчик из «Резерва». Добрался почти до лагеря «синих», пробовал перейти Дрезну по плотине из бревен. Но бревна-то мокрые, осклизлые. Нырнул капитально, хоть выжимай. Что ж, для подобных случаев на базе растоплена большая печь – сушитесь, грейтесь.

               Между тем, бои постепенно разгораются все жарче. В поле, у речки, в лесу. Сперва кто-то из ребят стесняется, не сразу врубается в «военную» обстановку. Застава «зеленых» на мосту недоуменно разглядывает, как к ней приближается группа «синих», позволяет себя «перебить» в упор, и лишь после этого интересуется: «А вы кто?» Но инструкторы подсказывают, учат подчиненных. Стороны действуют все более грамотно, все более уверенно. Вслед за «зелеными» на базе появляется целый конвой «синих». Их «уничтожили» всех, но… конвой ложный. Без «важного лица». Настоящий конвой шел другой дорогой, тоже понес потери, но двое сопровождающих уцелели и задачу выполнили. Довели «охраняемую персону» в целости и сохранности.

                Около 18 часов сумерки совсем сгущаются. Это не город, где подсвечивают фонари или хотя бы окна домов.  Темнота глухая, непроницаемая. Только изредка проглядывает луна, да и то быстро прячется за тучами, застилающими небо. Но интенсивность сражения в темноте ничуть не стихает. Вслед за первым конвоем начинается проводка второго. В общем-то чувствуется, Корчагин использует свой солидный офицерский опыт, действует по единому плану. Перестрелки справа, слева. Противника отвлекают «по полной программе». А под прикрытием вспомогательных отрядиков, где-то сзади них, по темноте, ускользает от столкновений основной конвой.

                «Зеленые», судя по всему, не понимают этой тактики. Клюют на приманки, азартно бросаются в схватки. Возле Шевченко снова растут очереди. Одна – отбывших свой час и торопящихся на «реанимацию». Другая – только что выбитых. Кстати, игра сложилась таким образом, что скучать довелось только одному из участников. Доктору Евдокимову. Он развернул медпункт квалифицированно, по всем правилам. Но, к счастью, медицинские услуги, не понадобились никому. Разве что студенткам из команды «Штурм». Они принесли на базу несколько «стволов», подзарядить аккумуляторы, но попутно выясняется, что у одной из снайперш кроссовка «каши просит» - подошва почти совсем оторвалась. Доктор успокаивает, что вполне способен помочь, тут же зашить обувь хирургической иглой и нитками. Но девушкам очень уж не терпится бежать «в бой», и кроссовке всего лишь оказывают «первую помощь», примотав подошву пластырем.

                   В накале жарких баталий порой возникают и конфликтные ситуации. Например, поступает жалоба со стороны «зеленых» - один из руководителей «синих» сам в игре не участвует, но по сути выполняет функции разведки. Гуляет по расположению противника, наводит своих. Что ж, связываюсь с ним, указываю – подобное поведение недопустимо. А потом жалоба со стороны «синих»: караул «зеленых» на мосту «перебили», но они все равно не уходят, стоят и не пускают «врага». Тут уж я вынужден лично идти на мост, разгонять слишком упрямые «привидения».

                В общем, у руководителя хлопот тоже хватает. Отдохнуть часик-другой, и то не получается. Взять хотя бы разбирательства, где кончается воинская хитрость и начинается жульничество? Вот возмущенные «зеленые» приводят парочку «синих». Один из них спрятал под шапкой датчики, чтобы его невозможно было поразить. А товарищ прятался за его спиной и стрелял из-за его плеча. Через несколько часов не менее возмущенные «синие» ловят и приводят разведчика «зеленых». Он вообще положил повязку с датчиками в карман. Превратившись в «неуязвимого», отчаянно перестреливался чуть ли не с десятком неприятелей. В Положении об игре мы не предусмотрели подобных нарушений. Приходится придумывать наказание по ходу. Выводим «неуязвимых» из строя не на час, а сразу на три.

                Ну а тем временем конвои продолжают прорываться. Второй довели до базы самые младшие мальчишки и девчонки из «Стратилата». Около десяти вечера добирается до цели третий… Впрочем, в правилах игры оговорена еще одна возможность выиграть. Если одна из сторон обнаружит и сумеет захватить лагерь противника, она считается победительницей, невзирая на проведенные и пропущенные конвои, на соотношение потерь. Этот эффектный шанс пытаются использовать как те, так и другие.

                Возле расположения «синих» то и дело маячат разведчики «Резерва». А в два часа ночи и к «зеленым» вдруг выбирается совершенно ошалевший разведчик. Очень похоже, что он попросту заблудился, поэтому не сопротивляется и даже вздыхает с облегчением, когда охранение его задерживает. Но вскоре появляется второй такой же, начинает объяснять, что разыскивает потерявшегося товарища. Выясняется, что оба из «синих», из московской команды «Сыны Отечества». Изначально пленных у нас не предусматривалось. Но командир «зеленых» Минчик обращается ко мне, взвешиваем «за» и «против», и дополняем правила. Ведь если отнести задержанных к «убитым», отправить на базу, расположение лагеря будет раскрыто. Разрешаю оставить их у себя до утра.

            Но дальше начинает раскручиваться поистине остросюжетная история. Ночь-то холодная. Хворост для костра собирают по очереди, «зеленые» берут с собой и «пленных». А с «лесоповала» оба благополучно удирают. За ними, кстати, не погнались и стрелять не стали. Решили проверить, что дальше будет… А дальше, разумеется, противник узнал, где же лагерь «зеленых». Правда, Корчагину было совсем не обязательно реагировать на столь лакомую информацию. У него уже пять конвоев прошло, выигрыш светил однозначный. Нет, не выдержали казаки! Взыграло! На вылазку собрались старшие, инструкторы. Бойцы с армейским, спецназовским, а то и с боевым опытом. Подкрались безупречно, на «пятерку», ни одна веточка не хрустнула. В четыре утра налетели на яркие костры, грохнули петарды…

                Они не учли одного – что в «Резерве» у Минчика тоже парни со спецназовским и боевым опытом. После побега «пленных» они поджидали нападения. Яркими кострами осветили ложный лагерь, а в настоящем огонь погасили. Атакующие рванулись на свет и не заметили засаду, оставили ее за спиной. Результат: все восемь пополнили количество «убитых». Кстати, через час аналогичную попытку предприняли «зеленые». Монинская и Бывалинская команды, забравшись в тылы неприятелей, вынырнули прямо на подступах к их лагерю. Но и они не сумели накрыть врасплох. Охранение оказалось начеку, вступило в перестрелку и вынудило отползать восвояси…

                Однако после обоюдного обмена атаками интенсивность боев стала снижаться. Ребята явно выдохлись. Выдыхаются и лазертаговские аккумуляторы, на базе копится груда «стволов», принесенных на подзарядку. Ну а вдобавок ко всему, начинается холодный обложной дождь. Заливает землю и окрестные болота, юные бойцы укрываются по палаткам, греются у костерков…

                Наконец, в 11 часов утра красная ракета. Игра завершена. Команды снимают полевые лагеря, стягиваются на базу… Больше они не противники. Они товарищи. А многих эти сутки сблизили, сделали настоящими «боевыми» друзьями. Последнее общее построение, подводим итоги. По выполнению задачи победили «синие». Провели шесть конвоев. Не позволили «зеленым» перехватить ни одного. Но и выполняли задачу в прямом смысле «любой ценой». В прикрытиях, отвлекающих операциях, при ненужной атаке на лагерь противника потеряли 64 бойца. У «зеленых» урон вдвое меньше – 32 человека.

                Хотя, если уж разобраться строго, то делить участников на выигравших и проигравших было бы некорректно. Это одна из традиций, выработавшихся на играх св. Архистратига Михаила. Победителей мы называем, чтобы сделать какие-то выводы, разобрать ошибки. Но проигравших у нас не бывает вообще. Выиграли все. В самом деле, разве можно назвать проигравшими вот этих мальчишек и девчонок, разрумянившихся от свежего воздуха, очень крепко уставших, но радостных, переполненных до отказа яркими впечатлениями? И еще одна традиция – завершать подобные мероприятия по-русски, по-православному, благодарственным молебном.

                Величественный храм св. Никиты по-праздничному сияет огнями, голоса певчих чисто и звучно возносятся под своды купола. Язычки пламени свечей искрятся на убранстве, на окладах икон. Отблескивают они и во множестве ребячьих глаз, в радужных россыпях капелек святой воды, которой священник о.Павел (Филиппенко) кропит собравшихся. Каждый из них провел эти выходные дни по-особенному. Наверное, более интересно и насыщенно, чем его одноклассники, товарищи по школе или институту. Но для этого надо было решиться, пересилить собственные слабости. Каждый из них выиграл. Они чему-то научились, в чем-то потренировались, вынесли для себя что-то новое.

                Ребята и девушки по очереди прикладываются к главной святыне храма, раке с мощами св. великомученика Никиты-бесогона. Каждому вручается одинаковая грамота – с изображением храма и св. Архистратига Михаила. Оценка одна: «Проявил себя достойно». А уж кто больше сумел, кто меньше, кто каких успехов добился, это зависит от возраста, навыков, сил, опыта. Дело наживное. Достойно провили себя все. Ребята чувствуют это, и их общее чувство тоже нетрудно прочитать по довольным, одухотворенным лицам.                

                Гостеприимная трапезная храма заполняется до отказа. В Бывалино к такому не привыкать, здесь всегда радушно встречают молодежь. Поварихи замечают знакомых, распрашивают, как прошла игра, когда приедем еще. Бойцы разных возрастов уписывают за обе щеки, благодарят. А дальше наши пути расходятся. Кому-то на автобус, кому по машинам, кто-то собирается пешком шагать до электрички. Нет, увозят с собой не одни лишь грамоты. Увозят воспоминания: как провели сутки в «условиях, приближенных к боевым», какие трудности были… Вот именно – были. А их преодолели! Не кто-нибудь, сами преодолели. Участники игры увозят с собой и настроение. Оно особенное. Светлое, чистое, приподнятое. Ощущение праздника в душе, который хочется сберечь подольше.

                Впрочем, мои оценки могут показаться предвзятыми. Руководитель расписывает собственное мероприятие… Ну что ж, я начал статью свидетельством «со стороны». Завершу ее другим свидетельством. Ко мне недавно обратилась за консультацией кинорежиссер Наталья Беляускене, она как раз готовится снимать приключенческий фильм о казаках на войне. Я пригласил Наталью побывать на нашей игре, самой ощутить соответствующий «дух». Режиссер согласилась, приехала. Побывала и на основной базе, и в полевом лагере «синих», добросовестно полазила по болотам в зоне «боевых действий». Вот что она написала:

                «Это – удивительный для меня опыт. Надо сказать, что не знала, к чему готовиться – что увижу. Хорошо, что я пошла с отрядом, на базе я ничего бы не поняла. А там, с этими ребятами, было, конечно, круто. Наверное, за каждым из тех взрослых ребят реальные героические истории. И то, что они теперь отдают свое время и знания детям – дорогого стоит. Все такие разные, но… молодцы. И эти малыши такие трогательные. Вы это все очень лихо затеяли, и понятно, зачем. Там один боец, не понимая, кто я, сказал: «Куда только мамаши за своими детками не отправятся!» Я ему говорю: «Я не мамаша, я просто… сама». А сама думаю – а правда, ну как ему объяснить, зачем я в этом лесу? Но мне там было радостно…»






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet