Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 07 декабря 2021г.

Архив новостей:

« 2021 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031






16.11.2021

Страницы истории. Святослав Храбрый, Великий князь Киевский.


Византийский хронист Лев Дьякон так описал Святослава: «среднего роста и весьма строен, имел широкую грудь, плоский нос, голубые глаза и длинные косматые усы. Волосы на его голове были выстрижены, за исключением одного локона – знак благородного происхождения; в одном ухе висела золотая серьга, украшенная рубином и двумя жемчужинами. Вся наружность князя представляла что-то мрачное и суровое....».

Мать пыталась уговорить сына тоже принять христианство. Согласно летописи Святослав отказался и ответил матери: «как мне одному принять иную веру? Дружина моя станет насмехаться». В его языческом представлении лишь поверхностно знакомое ему христианство было несовместимо с воинской доблестью, которая для него и его дружины была жизненным идеалом.

"Повесть временных лет" рассказывает, что уже с малых лет Святослав был воином, когда пришлось мстить за убийство отца: «В год 6454 (946) Ольга с сыном своим Святославом собрала много храбрых воинов и пошла на Деревскую землю. И вышли древляне против нее. И когда сошлись оба войска для схватки, Святослав бросил копье в древлян, и копье пролетело между ушей коня и ударило коня в ногу, ибо был Святослав еще ребенок. И сказали Свенельд и Асмуд: "Князь уже начал: последуем, дружина, за князем. И победили древлян"...»

Русские летописи описывают Святослава и его походы хвалебными словами. В них он предстает как витязь, безстрашный в бою, неутомимый в походах, честный даже с врагами, верный данному слову, неприхотливый в быту: «Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и легко ходил в походах, как пардус [барс], и много воевал. В походах же он не возил с собой ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он и шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, – такими же были и все прочие его воины. И посылал в иные земли со словами: "Хочу на вас идти"...». То есть честно предупреждал противника о нападении.

Походы Святослава носили отважный наступательный характер, что позволяло ему захватывать инициативу и добиваться успеха. Для характера князя и его воинской стратегии характерен такой эпизод. Перед сражением с вдесятеро превосходящим по численности противником Святослав обращается к своим воинам: «"Нам некуда уже деться, хотим мы или не хотим – должны сражаться. Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые не имеют позора. Если же побежим – позор нам будет. Так не побежим же, но станем крепко, а я пойду впереди вас: если моя голова ляжет, то о своих сами позаботьтесь". И ответили княжеские воины: "Где твоя голова ляжет, там и свои головы сложим". И исполчились русские, и была жестокая сеча, и одолел Святослав, а греки бежали».

Первые походы Святослава были против хазар. К тому времени Великий Хазарский каганат, верхушка которого приняла иудаизм как эгоистичное "освящение" своего паразитарно-грабительского отношения к соседям, подчинил себе весь юг нынешней России от Каспия до Днепра и обложил данью восточные славянские племена. Хазария контролировала торговые пути из Восточной Европы в Азию, богатея на грабеже и сборе пошлин. Иудеи-торговцы жили во всех городах Хазарии и составляли верхний слой хазарского общества. Киевская Русь не раз воевала с Хазарией и при князе Олеге, и при князе Игоре – отце Святослава. Но освобождение наступило только после похода Святослава в 965-966 году.

Придя в землю вятичей в верховьях Дона, Святослав освободил их из-под власти хазар, затем спустился в низовья Волги и встретился там с вышедшими ему навстречу хазарскими войсками, возглавляемыми самим каганом. Святослав разорил хазарскую столицу Итиль, взял важную торгово-таможенную крепость Саркел (на Дону), превратив её в степной форпост Руси на юго-востоке – Белую Вежу. Тем самым большой водный путь по Волге перешел в русские руки. Потом Святослав прошел по Северному Кавказу и победил, как сообщил летописец, "ясов и касогов" (алан и адыгов)… Вскоре на Таманском полуострове и в восточном Приазовье возникло русское Тмутараканское княжество с центром в бывшем хазарском портовом городе Таматархе.

Каганат после удара Святослава уже не оправился, и в конце X века о нем перестали упоминать. Разгром Хазарии означал объединение в едином независимом государстве, Киевской Руси, большей части восточно-славянских племен.

Затем язычник Святослав воевал и с православными греками, стремясь расширять Русь на югозападные славянские земли, входившие тогда в Византийскую империю (Второй Рим). Первоначально Святослав был приглашен византийским Императором как союзник против болгар. Победив болгар и захватив многие города, Святослав заявил о намерении обосноваться в Переяславце на Дунае.

Этому помешали греки, атаковавшие Святослава. Его небольшое войско храбро оборонялось. Тогда-то и прозвучали его слова: «мертвые сраму не имут». Однако голод и потери заставили Святослава заключить мир в обмен на свободный пропуск русских ладей из блокированного Дуная. Святослав «увидев же, как мало у него дружины, сказал себе: "Как бы не погубили коварством и дружину мою и меня. Пойду на Русь, приведу больше дружины". И послал послов к Императору, говоря: "Хочу иметь с тобой твердый мир и любовь". Часть дружинников Святослава во главе с воеводой Свенельдом вернулась в Киев, а сам он погиб у днепровских порогов, где печенеги устроили засаду. Свенельд предупреждал князя: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги. И не послушал его Святослав, и пошел в ладьях»... «И убиша Святослава, и взяша главу его, и в лбе его соделаша чашю, оковавше лоб его, и пияху из него».

Язычник Святослав освободил Русь от хазарского ига и укрепил союз славянских племен. Его сын, князь Владимир, принятием Православия (при этом он символично отверг предложенную остатками хазар иудейскую веру) придал крепнущей Русской державе удерживающую духовную силу, исполняя Божий замысел о нашем народе как Третьем Риме.






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12